Библиотека конкурса


Утверждение царствию и защита Москве

"Врагов своих одолеешь и здрав возвратишься в свое Отечество"

Благословение прп. Саввы Сторожевского

 
Величественная история Российского государства многие столетия была связана с героическими страницами борьбы нашего народа за независимость, собственное достоинство, свободу духовного выбора. Столетия оставили нам в память имена многих ратников и героев. Среди них – князья и бояре, воины и пахари. Но иногда важнейшую битву выигрывали не заметные на первый взгляд люди, они сражались на невидимом – духовном поле брани. Бывало, что их заступничество имело решающее значение в самые роковые минуты для нашей страны. 
Среди сокровенных старцев Земли Русской особое место занимает преподобный Савва Сторожевский, имя которого навсегда связано с основанным им монастырем в подмосковном Звенигороде. Он жил в эпоху татаро-монгольского ига, Куликовской битвы и становления Московской Руси. Он был близким учеником преподобного Сергия Радонежского. 
Именно его называют старинные документы и летописи «стражем» столицы нашей Родины. Это его усердием и духовным подвижничеством укреплялась великокняжеская и царская власть. Единственного из русских святых его величали по-старославянски «забралом Москве», а ведь «забрало» – это форпост, передовое укрепление, защитное сооружение, часть воинского шлема. Силой своего духа, без меча и копья преподобный Савва мог сделать то, на что не способны были и тысячи воинов. Созданная им обитель – «Дом Пречистой на Сторожах» – привлекает к себе и сегодня множество людей, которые приезжают в Звенигород, чтобы почтить память выдающегося святителя. 
Заступник, страж, хранитель, кормчий и устроитель – всё это преподобный Савва Сторожевский. Знающий об этом – да не усомнится! Не знающий – да просветится! 
 

1380 год. Торжество на поле Куликовом 

С далекого детства мы знаем, что в течении 300 лет тяжелого ига, которое пережила Древняя Русь от Золотой Орды, произошло одно яркое событие, пробудившее великие надежды на будущее освобождение и возрождение страны. То была Куликовская битва, где сошлись две рати – русская и ордынская, встретились два героя-богатыря – Пересвет и Челубей, где благословение преподобного Сергия Радонежского придало сил и духа Великому князю Московскому Дмитрию Донскому в его противостоянии хану Мамаю. Россия ценой собственных потерь прикрывала и сохраняла европейскую цивилизацию от разорения. И важнейшая битва была выиграна Русью.  
Существует предание о том, как преподобный Сергий дал обет основать неподалеку от Троицкой обители на реке Дубенке новый монастырь в честь великой победы на Куликовом поле. Он выполнил обещание и поставил его настоятелем любимого ученика своего – инока Савву. К тому времени инок Савва был известен своим благочестием, был избран духовником всей монастырской братии, монахи шли к нему за советом, поверяли самые сокровенные секреты, проблемы и тайны. К нему приезжала и великокняжеская семья: Дмитрий Донской, его супруга – княгиня Евдокия (будущая святая Евфросиния) и их сыновья. Всех он с любовью принимал, давал отеческие советы, утешал в горестях, помогал в нуждах. И конечно же – полагал многие молитвенные труды за верных чад своих.  
Вместе с монастырской братией молился старец и за всё русское воинство во время самой битвы. Он был рядом с преподобным Сергием Радонежским, когда тот благословлял князя и воинство его на победу. И благословение сбылось. С победы на Куликовом поле начался период превращения Руси в могучее и непоколебимое государство, которым она является и сегодня. Тогда же фактически началась и новая страница истории русской святости, на нашей земле стали появляться многие новые, известные всем нам сегодня обители, каждая из которых связана с именами великих подвижников, современников и соратников преподобного старца Саввы. 
В ознаменование великой победы над ханом Мамаем, совершенной 8 сентября, в празднование Рождества Богородицы, Преподобный благословил постройку великолепного белокаменного Рождественского собора в своем Звенигородском монастыре. А через несколько лет храм расписал великий иконописец преподобный Андрей Рублев. Собор выстоял, не смотря на лихие времена, фрески иконописца сохранились лишь частично. И до сих пор радует нас выдающийся образ Спаса Звенигородского, написанный иноком Андреем и вдохновленный преподобным Саввой Сторожевским. 
 

1399 год. Победа над Волжскими Булгарами 

Дар предвидения победы в баталии – особенный. В отечественной истории известны случаи, когда выдающиеся подвижники брали на себя ответственность предрекать положительный исход сражения. И в итоге – выходила победа. 
Так преподобный Сергий Радонежский предсказал поражение хана Мамая. А его ученик и сподвижник – преподобный Савва Сторожевский предрек успех князю Юрию Звенигородскому в необыкновенно трудном и далеком походе русской дружины. Тогда войско направилось на Восток – до этого страшный и неприступный. Земли в сторону восхода солнца от Руси принадлежали Золотой Орде и их союзнику – Волжской Булгарии. Царство Булгарское было древним, приняло мусульманство и долгие годы время от времени совершало опустошительные набеги на русские княжества. 
Отправившись в 1399 году с небольшим войском в Булгарию, князь Юрий, как водится, попросил благословения у своего духовного наставника – старца Саввы. И услышал, кроме прочего, от него такие слова: «Иди, благоверный князь, и Господь да будет с тобою, помогая тебе! Врагов своих одолеешь и благодатию Христовою здрав возвратишься в свое отечество». Насколько опасен был поход – можно судит хотя бы потому, что он считается для русских боевых дружин самым дальним за всю историю периода ордынского ига, а также одним из мало изученных и недооцененных. Выдвижение на Восток в самое сердце чужих территорий и сражение в центре вражеского государства – такого еще никто не предпринимал. 
Итоги краткой войны оказались просто фантастическими. За три месяца войска прошли по Волжской Булгарии и взяли её главнейшие города: столицу государства – Булгар, мощные крепости Жукотин и Кременчуг, а также недавно возникшую, а в недалеком будущем великую Казань. Князь Юрий вернулся домой цел и невредим, да еще с великой победой и добычей. 
Так воплотился в жизнь необыкновенный дар предвидения преподобного Саввы Сторожевского. Благодарность сына Дмитрия Донского была безграничной. Воодушевленный святым покровительством, он также по вдохновенному попечительству старца Саввы строит каменные соборы в Звенигороде, благоустраивает Сторожевскую обитель и воздвигает знаменитый Троицкий храм в Троице-Сергиевой Лавре, иконостас которой когда-то украшала «Троица» преподобного Андрея Рублева, а у алтаря и по сей день хранятся мощи преподобного Сергия Радонежского. 
 

Начало XVII века. Преодоление Смутных времен 

После кончины преподобного Саввы Сторожевского, созданная им обитель продолжала существовать и развиваться. Однако времена менялись. Самые трудные дни монастырь в древнем Звенигороде переживал в так называемое Смутное время, когда не было праведного царствия на Руси, пресеклась династия Рюриковичей, когда в страну вторглись польско-литовские захватчики и посадили на престол самозванцев. И до того, как гражданин Козьма Минин с князем Дмитрием Пожарским собрали ополчение и освободили Москву с близлежащими городами, монастырская братия повидала почти полное разорение и разграбление, а также беспощадные бедствия от лютых пожаров.  
До нас дошло уникальное свидетельство о том, каким уважением тогда на Руси пользовалась обитель преподобного Саввы. Оказывается, что самозваному царю из Польши и его супруге Марине Мнишек было просто необходимо приехать в Саввино-Сторожевскую обитель, без чего русские и вовсе не признавали их за монархов. В сентябре 1608 года Лжедмитрий II собственноручно писал, что необходимо отправить жену «для поклонения святому в монастыре Звенигородском, дабы в Москве могло возрасти к нам великое уважение».  
С особой неприязнью польские солдаты относились к православному духовенству, стремились захватить «богатства» из церковных хранилищ. Однако известно, что в этот период среди монахов монастыря почти никто не погиб. Во всяком случае, в документах нет сведений о трагической кончине кого-нибудь из иноков обители во времена смуты. 
В Звенигородском крае до пришествия лютых грабителей – обоих Лжедмитриев и королевича Владислава – известно было несколько монастырей, часть из них, как предполагается, была задумана и быть может, заложена еще князем Юрием Дмитриевичем – сыном Дмитрия Донского, а значит, возможно, и по благословению старца Саввы. Но только одна Сторожевская обитель, находящаяся под покровительством святителя не погибла, не была сожжена дотла и ожила во времена возрождения монархии и появления новой царской династии Романовых. Именно в это время, в течение почти полувека преподобный Савва Сторожевский уже почитался как святой Русской Православной Церкви, и множество паломников стремилось к обители чудотворца и целителя.  
 

1650-е годы. Хранитель царя-воина Алексея Михайловича 

Царь Алексей хоть и прозван был Тишайшим, но воинскую сноровку и закалку имел с детства. Участвовал в забавных баталиях и даже вместе со стрельцами с охотой на медведя в лес ходил. Однажды случилось чудо, которое сильно изменило жизнь государя. Неподалеку от Саввино-Сторожевского монастыря, куда царь регулярно ездил на православные праздники, во время охоты остался он в лесу один. А тут, вдруг, медведь – огромный и свирепый. Встреча с таким один на один почти всегда заканчивалась трагедией. Но неожиданно из чащи вышел старец в монашеском одеянии и усмирил зверя. На вопрос «кто ты?» ответил – «Савва», и ушел. По возвращении в обитель царь услышал, что нет в ней инока по имени Савва, а посмотрев на икону преподобного – узнал лик незнакомца. В те годы Звенигородский монастырь стал самым любимым подмосковным местом спасенного монарха. 
Чудо это совпало с важнейшими событиями в истории России. Царь принял главный закон страны – Соборное Уложение, а с приходом патриарха Никона – начал церковную реформу. Тогда же, в 1654-1655 годы, произошли важные военные походы русского войска в войне с Польшей. Предстояло сражение за Смоленск, когда-то входивший в состав Руси, а затем на долгое время отошедший к западному соседу.  
Когда-то преподобный Савва Сторожевский взял с собой в Звенигород икону Смоленской Божией Матери, чтобы с нею основать свой монастырь. А царь Алексей пошел к Смоленску с иконой, на которой был изображен лик святителя Саввы. Произошло это после того, как Звенигородский старец вновь явился государю, уже в городе Наре, и незримо благословил его на поход. Битва под Смоленском неожиданно совпала с великим мором (эпидемией чумы). Однако сам царь избежал напасти именно потому, что отправился перед началом эпидемии на сражение. Ангел-хранитель спас… 
Война завершилась удачно, Смоленск вернулся под крыло России. Царь распорядился снять с городской ратуши уникальные часы с колоколом голландской работы и поднять трофеи на звонницу Саввино-Сторожевского монастыря. Уникальный колокол и по сей день отбивает время в обители. Его звон слышен так же, как когда-то при построениях здесь царского охранного войска, которое назвали «полк стрельцов Саввы Чудотворца». 
 

1709 год. Спасение Петра I в Полтавской баталии 

Много легенд появлялось со временем вокруг имени преподобного Саввы Сторожевского. Некоторые имели историческую основу. Другие – трудно подтвердить документально. Однако в настоящее время даже древнейшие мифы нашей цивилизации иногда подтверждаются находками ученых-архивистов или полевых археологов. 
Одна из таких примечательных историй связана с именем императора Петра I. Она повествует об эпизоде из знаменитой Северной войны, когда Россия столкнулась со Швецией в схватке за выход к Балтийскому морю, за «окно в Европу». Тогда главнейшим событием стала грандиозная Полтавская битва с армией шведского короля Карла. Победитель этого сражения фактически становился победителем всей войны. На карту было поставлено все. 
Легенда как раз и гласит: перед битвой царь Петр I приехал помолиться в Звенигородскую обитель перед мощами старца Саввы. Ведь он и раньше, еще в детстве бывал в этом монастыре. Говорят, что император решил, что если получит благословение, то начнет сражение под Полтавой, а нет – пусть пока шведы останутся в силе. Настоятель благословил царя небольшой медной иконой с образом преподобного Саввы.  
Этот образ и спас Петру жизнь во время сражения. Царь лично участвовал в штурме полтавских крепостных стен. По легенде, когда он вечером вернулся в свою палатку, кто-то указал ему на порванный карман на груди. Петр вытащил из этого кармана смятую медную иконку с ликом старца Саввы Сторожевского, разогнул ее – и на пол упала сплющенная шведская пуля. Передавали, будто он сказал: «Сегодня преподобный Савва спас мне жизнь». В честь своего чудесного спасения и победы Петр I повелел перелить одну из пушек, участвовавших в сражении, на колокол и подарил его Саввину монастырю.  
Известно, что Петр I делал многое наперекор Церкви. Но ведь именно он перед Полтавской битвой произнес такие слова: «Воины! Пришел тот час, который должен решить судьбу Отечества… А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия, слава, благочестие и благосостояние ее!». 
Разве эта легенда – не пример живого российского «благочестия»? 
 

1812 год. Чудо с пасынком Наполеона 

Современник Отечественной войны описывал необычайные события так. «Принц Евгений Богарне, пасынок Наполеона, вице-король Италийский, с двадцатитысячным отрядом подошел из Москвы к Звенигороду. Он занял комнаты в Сторожевской обители, а его солдаты рассеялись по монастырю и начали грабительствовать, не щадя даже храмов и святых икон... Однажды вечером принц Евгений лег и уснул, и вот, наяву или во сне – он сам не знал того – видит, что в комнату входит какой-то благообразный старец. Явившийся сказал: «Не вели войску своему расхищать монастырь; если ты исполнишь мою просьбу, то Бог помилует тебя, и ты возвратишься в свое отечество целым и невредимым»... 
Генерал Богарне проснулся в полном изумлении. Сон был почти явью. Тогда он пошел в храм, где увидел икону с ликом преподобного Саввы Сторожевского, и признал в нем своего ночного гостя… 
Дальнейшее достойно пера Александра Дюма. Принц Богарне выполнил совет российского старца. Французы не стали грабить монастырь … В итоге Эжен Богарне стал едва ли не единственным из французских генералов, которые остались живыми в этой войне, и даже не был ранен ни в одной из последующих битв. 
Но у истории есть необычное завершение. Родственники Богарне сохранили в памяти еще одну фразу, которую услышал он от преподобного старца Саввы: «Твои потомки будут служить России». 
В 1839 году в Россию приехал сын Евгения Богарне – Максимилиан, герцог Лейхтенбергский. Он вместе с Императорской семьей посетил Сторожевскую обитель и поклонился мощам преподобного Саввы, как и обещал своему отцу. В том же году он сделал предложение Великой Княжне Марии Николаевне, дочери Николая I. После свадьбы молодожены поселились в Санкт-Петербурге на Невском проспекте. Так потомки Богарне обосновались в России. Из-за событий 1917 года семье герцогов Лейхтенбергских пришлось уехать за границу, их дети, внуки и правнуки живут сейчас во Франции, Германии, США, Бельгии и Австралии. Все они православные и носят русские имена. А преподобного Савву почитают, как своего небесного покровителя. 
В православном монастыре Покрова Пресвятой Богородицы (в Бюси-ан-От, недалеко от Парижа) проживает матушка Елизавета – в миру герцогиня Лейхтенбергская, из рода Богарне. Она рассказала, что возможно генерал Эжен Богарне перед кончиной был крещен по православному обряду, а потому стал носить чуть измененное имя – Евгений. К этому можно добавить, что после наполеоновских походов, вблизи Парижа была построена часовня во имя Саввы, удивительно напоминающая Рождественский собор монастыря в Звенигороде. Савва Сторожевский почитается во Франции с XIX века, и не только русскими эмигрантами, но и православными французами. 
 

1919 год. Страстотерпцы революции и Гражданской войны  

В 1918-1922 годах новое советское правительство приняло решение о национализации монастырских владений, конфискации церковных ценностей и вскрытии главных православных святынь – мощей преподобных старцев. Этому естественным образом воспротивились некоторые христиане, которые пытались словами убедить погромщиков в том, что они совершают непоправимую ошибку. Люди эти – хранители православных традиций – тоже встали на защиту Отечества. Только это была духовная брань, а на пороге уже маячила другая война, именуемая в истории Гражданской. Революция породила волну ненависти, в итоге которой пострадало такое количество невинных, которого мировая история до этого не знала.  
Так произошло и в Звенигороде. 17 марта 1919 года в городе собрался местный съезд советов рабочих и крестьянских депутатов, который, следуя указанию свыше, принял решение о вскрытии мощей преподобного Саввы Сторожевского. Не долго думая, все 100 депутатов съезда прямо с заседания отправились в монастырь, дабы осуществить свой замысел. Собралась толпа ротозеев. Рака старца была вскрыта, и из неё достали череп и кости святителя. Люди в военной форме много смеялись и раскладывали их то так, то сяк – «чтобы было смешнее». 
Через несколько дней в Москву, в наркоматы внутренних дел и юстиции было направлено письмо-жалоба с просьбой прекратить безобразия. Его подписали 113 человек, среди которых были оставшиеся монахи обители и местные жители. Почти всех их в дальнейшем, особенно в 1930-е годы ожидала самая страшная участь. Но ничего не помогло. Уже 5 апреля мощи старца Саввы были увезены из монастыря. Тогда люди написали заявление в Совнарком. В ответ появилось «дело о вскрытии святых мощей преподобного Саввы», которое распорядился начать лично Ленин. И монастырь закрыли на 70 лет! 
Звенигородская земля знает нынче много имен своих Новомучеников. Они пострадали не напрасно. Чудом сохранились и мощи преподобного Саввы Сторожевского. Их в 1998 году вернули в монастырь, и они опять почивают у соборного алтаря. Лишь история всегда напоминает нам о том, что даже время не властно над народными святынями. 
 

1941 год. Кто остановил немцев под Звенигородом 

Даже школьник знает, что под Москвой немцы развязали самое главное сражение. С обеих сторон в битве участвовало до 3 миллионов солдат. А для каждого россиянина самой надежной поговоркой были слова Кутузова: «Отступать некуда – позади Москва!». 
Не с похожими ли словами когда то у стен Звенигородского Кремля на монастырской горе Сторожи, служившей местом для дозорных отрядов, охранявших подступы к Москве, несли свою службу древнерусские ратники? Не с этой ли целью основывал свою обитель старец Савва Сторожевский, а затем поколения возводили вокруг неё крепкие стены и высокие башни? Не потому ли в пылу невиданного по масштабам сражения Великой Отечественной войны – ни одна постройка, ни один храм и ни одна реликвия Саввинского монастыря не пострадали от врага? Наступление немцев было остановлено всего в нескольких «шагах» от Звенигорода. Дальше продвинуться они не смогли. Что помешало им? Может быть «зима иль русский Бог», на которых ссылался еще поэт Александр Пушкин, особо почитавший преподобного Савву? 
Линия фронта на этом направлении проходила в 3-х км от монастырских стен. Третий рейх уже готовился зимовать в Русской Швейцарии. В наших войсках по аналогии с древнерусскими сторожевыми отрядами был создан 23-й Звенигородский истребительный батальон, который выдвигался с разведкой в тыл противника и действовал с невероятным героизмом. И нога завоевателя не ступила на священную монастырскую землю. Как говорят участники сражений – на территорию Саввино-Сторожевской обители не упало ни одного снаряда, ни единого осколка, на стенах и зданиях не осталось даже следа от попадания шальных пуль. А ведь золоченые купола и звонница были прекрасными ориентирами для обстрела или бомбежки. Расположенный неподалеку Ново-Иерусалимский монастырь – был почти полностью разрушен, его гигантский собор-ротонду взорвали до основания, стены упали, в огне погибла уникальная библиотека старинных книг и рукописей. Но ничего подобного не произошло в Звенигороде… 
Ветераны 144-й стрелковой дивизии, воевавшие на этом направлении, потихоньку говорили о случившемся так: «Ваш Савва свой монастырь рукой прикрыл».  
 

Начало XXI века. Покровитель российских ВВС 

Небеса покоряются сильным духом. Так считают военные пилоты. Времена реальных сражений минули, однако на боевом посту, на своей сторожевой службе несут дежурство наши вооруженные силы, способные дать отпор любому врагу, решившему посягнуть на мирную жизнь наших соотечественников.  
В конце 1990-х вся страна отмечала 600-летие основания Саввино-Сторожевского монастыря. Торжественные службы, праздничные колокольные звоны собрали множество простых людей и даже первых лиц государства и Православной Церкви – президента и патриарха. Были среди гостей юбилея и военные летчики. Вот тогда то, наверное, и зародилась у них идея построить свой храм, связанный с именем Звенигородского старца. 
Защитники неба России не случайно выбрали своим покровителем преподобного Савву Сторожевского. Ведь говорят же обычно о незримом духовном наставнике, что он – «небесный покровитель». Быть на страже Москвы – это теперь не значит возводить крепкие стены и башни. Времена переменились кардинально, военная стратегия и тактика – стали совершенно другими. 
И вот, в центре Военно-воздушных сил России, на территории подмосковного военного городка Заря Балашихинского района был построен храм, освященный в честь преподобного Саввы Сторожевского. Его можно смело назвать – главным храмом отечественных ВВС. Здесь же состоялось подписание соглашения о сотрудничестве между военными пилотами и Московской Патриархией, что без сомнения поможет патриотическому, духовно-нравственному воспитанию, просвещению военнослужащих и членов их семей. Не только преподобный старец Савва незримо окажет морально-психологическую и духовную поддержку, но и служители церкви – примут участие в реабилитации воинов, участвовавших в боевых действиях. 
Сегодня в частях ВВС и авиационных городках, которые порой расположены в самых отдаленных и глухих уголках России, уже открыто несколько десятков православных храмов и часовен. Стало традицией освящение новой авиационной техники и благословение пилотов перед дальними воздушными полетами. 
Вот потому в народе и говорят, что не случайно духовный кормчий ВВС России – преподобный Савва Сторожевский – зовется «небесным покровителем». 
 
Константин Ковалев


Возврат к списку